Беспомощное состояние потерпевшего в уголовном праве

Предлагаем ознакомится с материалом в статье: "Беспомощное состояние потерпевшего в уголовном праве". Здесь собрана и обработана информация из авторитетных источников. Если вы все же не найдете ответ на свой вопрос, дочитайте статью до конца, если же и после этого не получите ответ, то обратитесь к дежурному консультанту.

Беспомощное состояние потерпевшего в уголовном праве

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Обзор документа

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 марта 2012 г. N 11-П12ПР Суд изменил приговор, исключив осуждение за убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, и смягчил наказание, поскольку сон и состояние алкогольного опьянения не могут расцениваться как беспомощное состояние

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Серкова П.П.,

членов Президиума — Давыдова В.А., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Соловьева В.Н., Тимошина Н.В., Хомчика В.В.,

при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Красноярского краевого суда от 6 февраля 1998 года, по которому

Подлужный А.В., . судимый 2 июня 1993 года по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, на основании постановления Государственной Думы от 19 апреля 1995 года об объявлении амнистии в связи с «50-летием Победы в Великой Отечественной войне» оставшийся срок в виде 2 лет 10 месяцев 15 дней сокращен на 1/3 часть, то есть на 1 год 11 месяцев, освобождён 19 марта 1997 года по отбытии наказания,

осуждён по п.п. «в», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 58 УК РФ отбывание Подлужным первых 5 лет назначено в тюрьме, а остального срока — в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1998 года приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об изменении судебных решений в отношении Подлужного.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Сидоренко Ю.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание состоявшихся судебных решений, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Кехлерова С.Г., объяснения адвоката Арутюновой И.В., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Подлужный признан виновным в совершении преступления при следующих обстоятельствах.

После освобождения из мест лишения свободы Подлужный стал проживать у отчима — С. . В квартире . этого же дома проживал его брат — С., которому не нравился образ жизни Подлужного, и они ссорились на этой почве.

31 мая 1997 года, в период с 21 до 23 часов 50 минут, Подлужный вместе с М., А. и Л. распивал спиртное в квартире . принадлежащей супругам Л. Около 24 часов М. и А. ушли, а Подлужный пришёл в квартиру . в которой находились С. и Н. С. стал говорить Подлужному, чтобы тот перестал выпивать, трудоустроился и не приходил к нему домой в нетрезвом состоянии.

Во время ссоры с С. Подлужный со словами «Ты хочешь, чтобы я сел, ты хочешь трупа» взял кухонный нож, зашёл в квартиру . и нанёс спавшему Л. несколько ударов ножом в область шеи и плеча, а затем вернулся в квартиру к С.

От полученных ранений потерпевший Л. скончался.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об исключении из осуждения Подлужного за убийство п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, о признании явки с повинной Подлужного смягчающим обстоятельством и смягчении ему наказания.

Рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими изменению на основании ч. 1 ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 382 УПК РФ ввиду неправильного применения уголовного закона.

Квалифицируя действия осуждённого по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд исходил из того, что во время совершения преступления потерпевший Л. находился в беспомощном состоянии — спал, будучи в тяжёлой степени опьянения.

Однако по смыслу закона по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство.

Между тем сон является жизненно необходимым и физиологически обусловленным состоянием человека и не может расцениваться как беспомощное состояние в том понимании, которое придаётся ему уголовным законом, как и состояние алкогольного опьянения, в котором находился потерпевший.

В материалах уголовного дела имеется протокол явки с повинной, названной Подлужным чистосердечным признанием, составленной им до задержания, в которой он изложил обстоятельства совершённого преступления (л.д. 66).

При таких обстоятельствах следует признать, что имело место добровольное сообщение о совершенном преступлении.

Суд в приговоре сослался на явку с повинной Подлужного как на доказательство его виновности.

Однако, установив наличие явки с повинной, суд не признал её обстоятельством, смягчающим наказание, и не высказал каких-либо суждений относительно такой возможности.

При наличии таких данных явку с повинной следует признать смягчающим обстоятельством.

С учётом изложенного назначенное Подлужному наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. удовлетворить.

Читайте так же:  Мсч мвд реквизиты для оплаты административных штрафов

2. Приговор Красноярского краевого суда от 6 февраля 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1998 года в отношении Подлужного А.В. изменить, исключить его осуждение по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчить наказание по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 17 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока — в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении Подлужного А.В. оставить без изменения.

Председательствующий Серков П.П.

Обзор документа

Осужденный нанес потерпевшему, находившемуся в состоянии сна, несколько ударов ножом в область шеи и плеча. От полученных ранений потерпевший скончался. Действия осужденного были квалифицированы как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, и из хулиганских побуждений.

Квалифицируя действия осужденного как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, суд исходил из того, что во время совершения преступления потерпевший спал, будучи в тяжелой степени опьянения.

Президиум ВС РФ посчитал необходимым изменить судебные решения по следующим основаниям.

По смыслу закона преступные действия надлежит квалифицировать как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, в случае умышленного причинения смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство.

Между тем сон является жизненно необходимым и физиологически обусловленным состоянием человека и не может расцениваться как беспомощное состояние в том понимании, которое придается ему уголовным законом, как и состояние алкогольного опьянения, в котором находился потерпевший.

На основании изложенного осуждение за убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, из приговора суда исключено.

http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70063494/

Беспомощное состояние потерпевшего как признак изнасилования (по материалам судебно-следственной практики Тюменской области)

Сыпачев Андрей Юрьевич,Кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры оперативноразыскной деятельности и оперативнотехнических мероприятий органов внутренних дел, Тюменский институт повышения квалификации сотрудников органов внутренних дел, г. Тюмень[email protected]

Беспомощное состояние потерпевшего как признак изнасилования

(по материалам судебноследственной практики Тюменской области)

Аннотация.В статье, в соответствии с постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации ина основе материалов судебноследственной практики Тюменской области,рассматриваетсябеспомощное состояние в насильственных половых преступлениях, как необходимоеусловие для признания деяния изнасилованием (при отсутствии физического насилия или угрозыфизическим насилием).Ключевые слова:беспомощное состояние, психическая беспомощность, физическая беспомощность, преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности, изнасилование.

Ссылки на источники1.Васкэ Е.В. Психологоправовая оценка беспомощного состояния несовершеннолетних потерпевших от сексуального насилия // Юридическая психология. 2009. № 3. 2.Кулаков А.В. Уголовноправовой и криминологический аспекты насильственных действий сексуального характера: автореф. дис. канд. юрид. наук. Рязань, 2008. 3.Дементьев С.А. Понятие беспомощного и бессознательного состояния // Российская юстиция. 2009. № 1.4.СкорченкоП.Т. Расследование изнасилований. М.: Былина, 2011. 5.Дыдо А.В. Изнасилование: проблемы уголовноправовой квалификации: автореф. дис. докт. юрид. наук. Владивосток, 2006. 6.Андреева Л.А. Квалификация изнасилований. СПб., 2009. 7.Головлев Ю.В. Уголовнаяответственность за изнасилование: проблемы квалификации и применения // Закон и право. 2010. № 10.8.Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб., 2006.

http://e-koncept.ru/2016/96305.htm

Беспомощное состояние потерпевшего как объективный признак в преступлениях против личности, совершаемых с применением насилия

Валентина Шиян, ведущий научный сотрудник ВНИИ МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

В российском уголовном законодательстве беспомощное состояние потерпевшего как объективный признак, характеризующий, с одной стороны, потерпевшего, а с другой, особенность способа действия, законодатель закрепил в таких преступлениях против личности, как убийство (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ), истязание (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ч. 2 ст. 120 УК РФ), торговля людьми (п. «з» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ).

На практике нередко возникают проблемы, связанные с квалификацией преступлений, совершенных в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Это обусловлено тем, что «беспомощное состояние» относится к категории оценочных признаков и не получило однозначного толкования в документах высшего судебного органа.

В п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ беспомощное состояние потерпевшего предусмотрено как квалифицирующий признак убийства. Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 Постановления от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» разъяснил, что как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

В науке уголовного права категория лиц, находящихся в беспомощном состоянии, представлена шире. К ним относят и тех лиц, которые находились без сознания, в сильной степени опьянения (прежде всего, тяжелого алкогольного опьянения, наркотического, токсического), в состоянии сна или гипноза, а также беременных и слепых , что вполне обоснованно. Находясь в подобных состояниях, потерпевший не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий, не способен оказывать сопротивление виновному.

Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1947. С. 94 — 95; Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. М., 1955. Т. 1. С. 536; Караулов В.Ф. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 28; С. 228; Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 28; Щерба С., Зайцев О., Сарсенбаев Т. Потерпевший в беспомощном состоянии: особенности судебного разбирательства // Российская юстиция. 1995. N 9. С. 20; Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Лунеев В.В., Никулин С.И. Уголовное право. М., 1999. С. 108; Бородин С.В. Преступление против жизни. СПб., 2003. С. 132; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / В.П. Верин, О.К. Зателепин, С.М. Зубарев и др.; отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2008. С. 342; Побегайло Э.Ф. Преступления против личности // Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий, судебная практика, статистика / Под общ. ред. В.М. Лебедева; отв. ред. А.В. Галахова. М., 2009. С. 11 и др.

Читайте так же:  Назначение административного наказания при наличии исключительных обстоятельств

Необходимо обратить внимание на противоречивость судебной практики при оценке убийства лица, находящегося в состоянии сна. Например, в конце 90-х годов в ряде случаев суды квалифицировали такое убийство по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ: «Убийство спящего потерпевшего путем нанесения ему трех ударов топором по голове обоснованно квалифицировано по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии» . В науке уголовного права на этот счет весьма категоричной является позиция А.Н. Попова, согласно которой сон — это безусловное основание для признания наличия беспомощного состояния . Действительно, в подобных случаях беспомощность налицо, поскольку потерпевший не может защитить себя либо оказать сопротивление виновному. Вместе с тем существует и противоположная точка зрения , которой соответствует и складывающаяся в последние годы судебная практика, не признающая сон потерпевшего его беспомощным состоянием на том основании, что сон — это жизненно необходимое и физиологически обусловленное состояние человека .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 12. С. 9.
См.: Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. С. 289.
См., напр.: Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. Саратов, 1999. С. 89; Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2000. С. 64 — 65; Трахов А.И. Уголовный закон в теории и судебной практике. Дис. . докт. юрид. наук. Майкоп, 2002. С. 67.
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5. С. 12; 2000. N 9. С. 22; 2001. N 9. С. 17; 2002. N 9. С. 20 — 21.

Сложным для правоприменителя оказался и вопрос о квалификации причинения смерти лицу, попавшему в беспомощное состояние в результате действий виновного. По смыслу закона лицо должно находиться в беспомощном состоянии до нападения на него. Если потерпевший был приведен в беспомощное состояние виновным в процессе реализации умысла на убийство (путем связывания, причинения ранений, завлечения в уединенное место и т.п.), то п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ не должен применяться. В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 19 апреля 2006 г. N 152-П06 разъяснено, что приведение потерпевшего в беспомощное состояние в процессе реализации умысла на убийство, в том числе путем связывания не является основанием для юридической оценки действий виновного по указанному квалифицирующему признаку.

Нет единой точки зрения по вопросу квалификации преступлений против личности, которые могут быть совершены с применением гипноза, что обусловлено в первую очередь проблемой оценки гипнотического состояния потерпевшего. Дискуссия ведется еще со времен Н.С. Таганцева, который относил состояние загипнотизированного к временному потемнению психической деятельности, временному бессознательному состоянию . Безусловно, такое состояние мешает потерпевшему, находящемуся в стадии сомнамбулизма, адекватно воспринимать окружающую действительность, вследствие чего он частично либо полностью не осознает факта преступного посягательства.

См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Тула, 2001. Т. 1. С. 389.

Кроме бессознательности для загипнотизированного лица характерно и беспомощное состояние, в силу которого потерпевший по разным причинам (все зависит от содержания гипноза) не может оказать сопротивление виновному — он может находится в сознании, но уже не может самостоятельно выйти из состояния гипотаксии, совершая активные целенаправленные волевые действия (бездействие).

Гипноз может стать и сам по себе способом убийства или причинения различного по тяжести вреда здоровью. В литературе с начала 20-х годов XX столетия отмечалось, что у загипнотизированных лиц только лишь словесным внушением можно вызывать подкожные кровоизлияния, ожоги, расстройство психики в виде психозов и неврозов, искусственно прервать беременность. Думается, что при наличии соответствующих признаков подобные деяния должны квалифицироваться по соответствующим статьям уголовного законодательства (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ, п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ).

В части 1 ст. 131 УК РФ и ч. 1 ст. 132 УК РФ беспомощное состояние потерпевшего выступает в качестве альтернативного конструктивного признака. Как показывают исследования, при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера беспомощное состояние потерпевшего имеет место в 9 — 10% случаев .

См.: Коновалов Н.Н. Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании // Российский следователь. 2013. N 14. С. 19.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу.

Видео (кликните для воспроизведения).

Необходимо заметить, что ориентироваться только на малолетний возраст потерпевших далеко не достаточно в связи с активным половым просвещением детей и акселеративными процессами. Поэтому в отношении жертв в возрасте 8 — 13 лет вопрос о способности понимать характер и значение совершаемых с ними действий необходимо решать в рамках комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Беспомощность может быть обусловлена стечением неблагоприятных обстоятельств (придавливание тяжелым предметом, неудобным положением потерпевшего и т.п.), сильным алкогольным опьянением или состоянием, вызванным употреблением наркотических средств или психотропных веществ.

Читайте так же:  Истечение срока давности административного штрафа

Для признания изнасилования, а также мужеложства, лесбиянства и других насильственных действий сексуального характера совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или находилось в беспомощном состоянии независимо от действий лица, совершившего указанное преступление . Причем Пленум не разделяет случаи приведения потерпевшего в беспомощное состояние виновным на совершенные: а) с целью изнасилования (насильственных действий сексуального характера) и б) по иным причинам. И в этом принципиальное отличие правил квалификации насильственных половых преступлений и убийства (см. выше) по анализируемому признаку.

Пункт 3 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Встречается беспомощное состояние, вызванное испугом, эмоциональным шоком, в результате чего потерпевшая не оказывает сопротивления виновному. Анализ материалов следственно-судебной практики показал, что это в основном свойственно несовершеннолетним. В подобных случаях традиционно в заключении комиссии экспертов мы видим следующие выводы: «. с учетом осведомленности в вопросах половой жизни потерпевшая могла понимать характер и значение совершаемых в отношении нее действий. С учетом малолетнего возраста (13 лет), ее эмоционального состояния в исследуемый период с переживаниями страха, испуга за свою жизнь, факта меньшей физической силы по сравнению с обвиняемым она не могла оказывать активное сопротивление в период совершения в отношении нее противоправных действий».

Нередки случаи, когда потерпевшие при сохранности у них способности к полноценному пониманию сущности действий преступника тем не менее не могли оказать сопротивление. Подавление воли у потерпевших может возникнуть в силу личностных особенностей, например, внушаемости, конформности, подчиняемости, а также эмоциональных состояний, например, аффекта.

Поскольку в науке уголовного права и правоприменительной практике понятие потерпевшего, находящегося в беспомощном состоянии, трактуется весьма неоднозначно, возникает необходимость в единообразном понимании рассматриваемого квалифицирующего признака. С этой целью необходимо внести соответствующие дополнения в действующие постановления Пленума Верховного Суда РФ, гармонизировав правила квалификации всех преступлений по данному признаку.

http://wiselawyer.ru/poleznoe/73973-bespomoshhnoe-sostoyanie-poterpevshego-obektivnyj-priznak-prestupleniyakh-protiv

Верховный суд уточнил понятие «беспомощного состояния» потерпевшего

МОСКВА, 13 дек — РИА Новости. Потеря сознания человеком, в отношении которого совершается преступление, не может квалифицироваться как беспомощное состояние, разъясняет Верховный суд РФ в обзоре судебной практики.

Суд привел в пример уголовное дело, когда в ходе ссоры мужчина сначала избил женщину, от чего она потеряла сознание, а потом убил ее несколькими ударами топора.

«Квалифицируя действия фигуранта дела по пункту «в» части 2 статьи 105 УК РФ — «убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии» — суд в приговоре указал, что потерпевшая потеряла сознание от ударов осужденного, в связи с чем заведомо для него находилась в беспомощном состоянии.

«Между тем по пункту «в» части 2 статьи 105 УК РФ квалифицируется убийство потерпевшего, не способного себя защитить и оказать активное сопротивление виновному в силу физического или психического состояния. К таким лицам могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее», — уточняет Верховный суд РФ.

В обзоре судебной практики говорится, что в данном деле данных, свидетельствующих о нахождении потерпевшей во время убийства в беспомощном состоянии, не установлено.

В связи с изложенным судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ переквалифицировала действия осужденного с пункта «в» части 2 статьи 105 УК РФ на часть 1 статьи 105 УК РФ — «убийство на почве личных неприязненных отношений».

Обзор судебной практики носит рекомендательный характер, то есть ВС РФ рекомендует судам общей юрисдикции применять те же нормы по аналогичным делам.

http://ria.ru/20111213/515598315.html

Убийство спящего и беспомощного человека — разные вещи, пояснил ВС РФ

МОСКВА, 26 ноя — РИА Новости. Верховный суд (ВС) РФ разъяснил российским судам, что они не могут квалифицировать убийство спящего человека как убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии (пункт «в» части 2 статьи 105 УК РФ). Об этом говорится в обзоре надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за первое полугодие 2009 года, опубликованном в четверг на официальном сайте суда.

По нормам Уголовного кодекса РФ, убийство беспомощного человека (часть 2 статьи 105 УК РФ) наказывается более строго (вплоть до пожизненного заключения), чем просто умышленное убийство (часть 1 статьи 105 УК РФ), за которое предусмотрено максимальное наказание в виде 15 лет лишения свободы.

«Как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, следует квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство», — говорится в документе.

ВС РФ уточнил, что к лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

«Сон является жизненно необходимым и физиологически обусловленным состоянием человека и не может расцениваться как беспомощное состояние», — поясняет суд.

ВС РФ разъяснил норму УК РФ, поскольку Верховный суд Башкирии при рассмотрении уголовного дела счел возможным признать фигуранта дела виновным в убийстве лица, находящегося в беспомощном состоянии (часть 2 статьи 105 УК РФ), поскольку в момент совершения преступления его жертва спала.

Однако ВС РФ изменил данный приговор и пояснил, что в этом случае преступные деяния следует квалифицировать как умышленное убийство (часть 1 статьи 105 УК РФ).

«Как показало изучение судебной практики по делам, рассмотренным Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда России в порядке надзора, многие суды еще не добились точного и неуклонного соблюдения законов при осуществлении правосудия, не всегда обеспечивали в полной мере защиту прав и охраняемых законом интересов граждан и выполнение задач уголовного судопроизводства», — говорится в обзоре ВС РФ.

Суд напомнил, что обзоры судебной практики являются рекомендательными документами с целью единообразного применения норм российского законодательства.

Всего судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ за первое полугодие рассмотрела 787 дел, при этом по 462 из них решения были отменены либо изменены.

Читайте так же:  Обжалование штрафа за парковку в суде

«Проверка истребованных уголовных дел показала, что примерно по двум третям из них судами были допущены различные ошибки в применении материального и процессуального права, которые не были своевременно исправлены при кассационном и надзорном рассмотрении дел судами областного и им равного звена», — говорится в обзоре.

ВС РФ сообщает, что чаще всего решения нижестоящих судов отменялись или изменялись из-за неправильного применения материального закона (38%), нарушения процессуального закона (25%) и из-за слишком сурового наказания (12%).

http://ria.ru/20091126/195603209.html

Проблема учета беспомощного состояния потерпевшего при квалификации сопряженного убийства, предусмотренного п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (Н.Н. Салева, «Российская юстиция», N 9, сентябрь 2006 г.)

Проблема учета беспомощного состояния потерпевшего при квалификации
сопряженного убийства, предусмотренного п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ

В последнее время в теории уголовного права существенный интерес вызывает тема сопряженности убийства с иными преступлениями. В основном исследователи уделяют внимание вопросам общего характера: понятию сопряженности*(1), ее соотношению с совокупностью преступлений*(2), целесообразности существования сопряженности как квалифицирующего признака убийства.*(3) На наш взгляд, не менее актуальны проблемы более узкие, с которыми сталкивается правоприменитель при квалификации указанных видов убийств. Одной из таких проблем, типичной для сопряженного убийства, предусмотренного п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, является возможность вменения квалифицирующего признака убийства — «лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии». Возможна ситуация, при которой виновный совершает изнасилование или насильственные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего) и убийство, сопряженное с указанными преступлениями. Можно ли квалифицировать такое убийство по п. п. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ?

На первый взгляд, положительный ответ на поставленный вопрос представляется очевидным. Однако не все так просто. В судебной практике сложилась парадоксальная ситуация, при которой один и тот же признак беспомощное состояние лица имеет различное толкование применительно к разным преступлениям, в частности убийству и изнасилованию. Так, состояние сна и сильного алкогольного опьянения при изнасиловании признается беспомощным состоянием*(4), а при убийстве — нет.*(5)

Аргументирует свою позицию Верховный Суд Российской Федерации, исключая из обвинения по конкретным уголовным делам об убийстве признак беспомощного состояния в случае сна или алкогольного опьянения потерпевшего, следующим.

«По смыслу закона по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. Нахождение потерпевшего в состоянии сильного алкогольного опьянения нельзя расценивать как беспомощное состояние».*(6)

— «. оценка сна потерпевшего в момент его убийства как беспомощного состояния противоречит закону и рекомендациям Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года N 1 «О судебной практике по делам об убийстве», поскольку в названном постановлении лица, находящиеся в состоянии сна не упоминаются как находящиеся в беспомощном состоянии».*(7)

Совершенно очевидно, что в первом случае Верховный Суд РФ вообще не приводит конкретных доводов своей позиции, во втором случае говорит о противоречии закону и судебному толкованию рассматриваемого признака. Однако действительно ли существует такое противоречие?

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года N 1 «О судебной практике по делам об убийстве» дается понятие беспомощного состояния лица как его неспособность в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. Затем приводится перечень случаев, когда лицо может признаваться находящимся в беспомощном состоянии. Действительно, в этом перечне состояний сна и сильной степени алкогольного опьянения нет, но он является открытым, о чем свидетельствует слово «в частности». В связи с этим само по себе отсутствие указания на сон и алкогольное опьянение в рассматриваемом Постановлении нельзя признать аргументом в пользу того, что данные состояния не могут расцениваться как беспомощное состояние потерпевшего.

На наш взгляд, сон и сильная степень алкогольного опьянения являются состояниями лица, в силу которых оно не способно защитить себя, оказать активное сопротивление виновному. И мы разделяем позицию ученых, усматривающих в данном случае признак беспомощного состояния лица*(8), по соображениям, которые приведем ниже.

В судебной практике, как указывалось ранее, не опровергается отсутствие способности потерпевшего в силу сна или алкогольного опьянения к активному сопротивлению. Более того, в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» прямо указывается на подлежащую оценке судом зависимость между сильной степенью опьянения и неспособностью к сопротивлению, а следовательно, беспомощным состоянием.

Противники признания сна и сильного опьянения беспомощным состоянием лица определяют последнее как отсутствие возможности оказать сопротивление преступнику при наличии осознания опасности для своей жизни.*(9) Введение дополнительного условия признания лица находящимся в беспомощном состоянии — способность осознавать опасность для своей жизни — на наш взгляд, неоправданно суживает содержание рассматриваемого квалифицирующего признака. Маленький ребенок или душевнобольной могут вообще не осознавать опасности происходящего. Однако такие лица традиционно признаются находящимися в беспомощном состоянии. И это правильно, поскольку ставить знак равенства между общественной опасностью убийства указанных лиц и простого убийства вряд ли уместно.

По мнению Т.В. Кондрашовой, повышенную опасность убийства лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, объясняет именно осознание жертвой своей беспомощности, а следовательно, дополнительные моральные страдания. Если же жертва, будучи сильно пьяной, страдающей душевной болезнью или по иным причинам, не понимала того, что будет убита и, следовательно, не испытывала никаких страданий в связи с этим, это разумно расценивать как простое убийство.*(10) «Разница в общественной опасности между убийством пьяного, спящего или убийством бодрствующего человека, который не видит своего убийцу, так как тот с винтовкой и оптическим прицелом находится в засаде, — пишет далее Т.В. Кондрашова, — различается не столь существенно, чтобы это послужило основанием к увеличению меры наказания с 15 лет до исключительной меры наказания».*(11)

Читайте так же:  Загрязнение окружающей среды это определение

Думается, что дополнительные моральные страдания потерпевшего являются признаком не беспомощного состояния, а особой жестокости убийства. Эти квалифицирующие признаки не случайно выделены в качестве самостоятельных в УК РФ и наполнены самостоятельным содержанием. Кроме того, различие в общественной опасности убийства лица, находящегося в бессознательном состоянии, и убийства, неожиданного для потерпевшего, все же имеется. Как верно отметил А.Н. Попов, при бессознательном состоянии потерпевший не может адекватно реагировать на внешние обстоятельства, а при неосознании — может, если обратит на это свое внимание. Заведомое использование виновным беспомощного состояния потерпевшего, вызванного сном, алкогольным опьянением или другими обстоятельствами, многократно увеличивает его шансы по достижению цели убийства. Зачастую именно сон потерпевшего позволяет виновному посягнуть на его жизнь. Ибо в бодрствующем состоянии потерпевшего у него не было никаких шансов даже при использовании огнестрельного оружия, так как с оружием еще надо уметь обращаться.*(12)

Действительно, при посягательстве на жизнь человека, находящегося в сознании и способного адекватно реагировать на происходящее, у виновного всегда есть риск недоведения преступления до конца в силу сопротивления потерпевшего и других его действий. При посягательстве на жизнь спящего, находящегося в сильной степени алкогольного опьянения, малолетнего и т.п., человека, этот риск практически равен нулю.

Наконец, различное толкование одного и того же признака применительно к разным преступлениям, тем более, сопряженным друг с другом, — убийству и изнасилованию, — ставит правоприменителя в противоречащую здравому смыслу ситуацию при квалификации указанных преступлений, образующих совокупность. Это создает также основания для широкого судебного усмотрения при оценке признака беспомощного состояния, применительно к другим составам преступлений, тем самым ведет к нарушению принципов законности и справедливости.

Изложенное позволяет нам признать квалификацию изнасилования с использованием беспомощного состояния потерпевшей и убийства последней, сопряженного с изнасилованием, по ч. 1 ст. 131 и п. п. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ соответствующей уголовному закону и разъяснениям его содержания в соответствующих постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. В целях обеспечения единообразия судебной практики по данному вопросу предлагаем дополнить примерный перечень случаев беспомощного состояния потерпевшего, закрепленный в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указанием на сон и сильную степень алкогольного опьянения.

федеральный судья Омского областного суда

«Российская юстиция», N 9, сентябрь 2006 г.

*(1) См.: Бавсун М.В., Вишнякова Н.В. Проблемы квалификации убийства, сопряженного с иными преступлениями // Уголовной право. — 2004. — N 4. — С. 8.

*(2) См.: Побегайло Э. Кризис современной российской уголовной политики // Уголовное право. -2004. — N 4. — С. 112; Салихов Ш. Убийство, сопряженное с разбоем: одно преступление или совокупноств? // Законность. — 2005. — N 2. — С. 23-24; Яни П. Сопряженность не исключает совокупности // Законность. — 2005. — N 2. — С. 27 и др.

*(3) См.: Волженкин Б. Принцип справедливости и проблемы множественности преступлений по УК РФ // Законность. — 1998. — N 12. — С. 7; Бавсун М.В, Вишнякова Н.В. Указ. соч. — С. 9; Веселов Е.Г. Еще раз о квалификации «сопряженного» убийства // Российский следователь. — 2005. — N 9. — С. 18 и др.

*(4) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1997. — N 9. — С. 17-18.

*(5) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2000. — N 8. — С. 19; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2000. — N 2. — С. 11

*(6) См.: Постановление по делу X. в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2003 г. (по уголовным делам) / Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2003. — N 12.

*(7) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2000. — N 9.

*(8) См.: Бородин С.В. Указ. соч. — С. 101; Андреева Л.А. Квалификация умышленных убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах. — Л., 1989. — С. 12. Горелик И.И. Ответственность за оставление в опасности. — М., 1960. — С. 10; Попов А.Н. Указ. соч. — С. 292; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. — М., 1999. — С. 228; Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. — М., 2000. — С. 318 и др.

*(9) См.: Дементьев С. Понятие беспомощного и бессознательного состояния // Российская юстиция. — 1999. — N 1. — С. 43; Красиков А.Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. — Саратов, 1999. — С. 64; Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и неприкосновенности. — Екатеринбург, 2000. — С. 63-65.

*(10) См.: Кондрашова Т.В. Указ. соч. — С. 67.

*(11) Там же. — С. 68.

*(12) См.: Попов А.Н. Указ. соч. — С. 270, 278-279.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Проблема учета беспомощного состояния потерпевшего при квалификации сопряженного убийства, предусмотренного п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ

Н.Н. Салева — федеральный судья Омского областного суда

Видео (кликните для воспроизведения).

http://base.garant.ru/5305799/

Беспомощное состояние потерпевшего в уголовном праве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here