Сроки давности отказ в возбуждении

Предлагаем ознакомится с материалом в статье: "Сроки давности отказ в возбуждении". Здесь собрана и обработана информация из авторитетных источников. Если вы все же не найдете ответ на свой вопрос, дочитайте статью до конца, если же и после этого не получите ответ, то обратитесь к дежурному консультанту.

Глава 4. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования (ст.ст. 24 — 28.1)

Глава 4. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения
уголовного дела и уголовного преследования

>
Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
Содержание
Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Сроки давности отказ в возбуждении

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Обзор документа

Определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2011 г. № 583-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Волошина Виктора Григорьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина В.Г. Волошина вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Г. Волошин оспаривает конституционность пункта 3 части первой статьи 24 «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела» УПК Российской Федерации и утверждает, что данное законоположение противоречит статье 49 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет органу предварительного расследования принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования без согласия лица, чьи конституционные права затрагиваются таким решением, признав тем самым это лицо виновным в совершении преступления во внесудебном порядке.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.Г. Волошиным материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Согласно статье 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Уголовный кодекс Российской Федерации прямо предусматривает, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истек срок давности, определяемый в зависимости от тяжести преступления и исчисляемый до момента вступления приговора суда в законную силу (статья 78). Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации закрепляет, что в случае истечения сроков давности уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению (пункт 3 части первой статьи 24). По смыслу же пункта 1 части первой статьи 46 УПК Российской Федерации, лицо, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось, не может рассматриваться в качестве подозреваемого (а тем более – обвиняемого), когда оно не было задержано в соответствии со статьями 91 и 92, либо к нему не применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100, либо оно не было уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 данного Кодекса.

Соответственно, отказ от возбуждения уголовного дела исключает саму возможность уголовного преследования – процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. А потому такое решение по своему содержанию не является актом, которым устанавливается виновность лица, в том числе в смысле статьи 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации, и не порождает правовых последствий, связанных с судимостью, а также с участием лица в уголовном процессе в качестве подозреваемого, обвиняемого.

Таким образом, нет оснований для вывода о том, что оспариваемая заявителем норма нарушает его права. Проверка же правоприменительных решений, состоявшихся в его деле, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Волошина Виктора Григорьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2011 г. № 583-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Волошина Виктора Григорьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Текст Определения размещен на сайте Конституционного Суда РФ в Internet (http://www.ksrf.ru)

Как оформить?

В зависимости от того в какой из органов вы решили подавать жалобу, стоит проработать её содержание. Разница будет заключаться в информации, указываемой в шапке, а также в просительной части документа, где выдвигаются к должностному лицу, кому направляется ваша жалоба.

Так самой простой можно считать жалобу, составляемую на имя руководителя органа выдвинувшего постановление. Больше информации придётся указать в заявлении к прокурору, хотя здесь есть и более простой вариант составления жалобы, по средствам личного приёма. Дежурный прокурор примет вас, выслушает, и поможет составить жалобу, по факту которой будет проводиться проверка.

Наиболее сложной, и полной должна быть жалоба, направляемая в судебные органы. Она требует не только грамотного оформления, но и предоставления ряда документов, которые способны подтвердить и обосновать необходимость в возобновлении работы с вашим заявлением, и в возбуждении уголовного дела. Давайте рассмотрим её состав и требования к текстовому содержанию, ведь представив наиболее подробную жалобу в надзорные органы, вы сможете в досудебном порядке обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Жалоба должна быть составлена согласно следующей структуре:

Образец

Обзор документа

Оспаривалась норма, устанавливающая одно из оснований для прекращения уголовного дела или отказа в его возбуждении.

Читайте так же:  Органы административного правонарушения

Таковым является истечение сроков давности уголовного преследования.

По мнению заявителя, данное положение неконституционно, поскольку позволяет органу предварительного расследования принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела по названному основанию без согласия лица, чьи права затрагиваются таким актом. Тем самым данное лицо по сути признается виновным в совершении преступления во внесудебном порядке.

КС РФ отклонил данные доводы и разъяснил следующее.

УК РФ прямо предусматривает, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения деяния истек срок давности. Последний определяется в зависимости от тяжести преступления и исчисляется до момента вступления приговора в силу.

По смыслу УПК РФ лицо, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось, не может рассматриваться в качестве подозреваемого (а тем более обвиняемого), когда оно не было задержано, либо к нему не применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо оно не было уведомлено о подозрении в совершении преступления.

Соответственно, отказ от возбуждения дела исключает саму возможность уголовного преследования — процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Поэтому такое решение по своему содержанию не является актом, которым устанавливается виновность. Оно не порождает правовых последствий, связанных с судимостью, а также с участием лица в уголовном процессе в качестве подозреваемого, обвиняемого.

Срок исковой давности не прерывается отказом в возбуждении уголовного дела

Для кого (для каких случаев): Взяли трактор и не хотели отдавать. Даже МВД не сладило.

Сила документа: Постановление Арбитражного Суда Округа РФ.

Схема ситуации: Хроника одного происшествия. Лизингодатель отдал в лизинг трактор Лизингополучателю. А Лизингополучатель передал этот трактор в сублизинг одному Кооперативу. В 2010 году Лизингополучатель начал банкротиться. Лизингодатель понял, что дело плохо и расторг в 2011 году договор лизинга. Поскольку договор лизинга не предусматривал при расторжении сохранения договора сублизинга, то Лизингодатель сообщил Кооперативу о том, что пора вернуть трактор «на базу». Кооператив этому уведомлению не внял и трактор не вернул. Может Кооператив всё уже выплатил тому банкроту, у которого он брал трактор в сублизинг? А может Кооператив был такой дерзкий? Но результат налицо – трактор «на базу» не вернулся.

Тогда Лизингодатель в 2013 году обратился в МВД: «Забрали мой трактор и не отдают! Заведите на них уголовное дело!» Уголовное дело не завелось – МВД отказало в 2014 году. В 2017 году Лизингодатель повторил свой заход в МВД с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту невозврата и удержания трактора. Через 10 дней МВД снова отказалось заводить уголовное дело.

В 2018 году Лизингодатель пошёл в Арбитражный суд, чтобы забрать у Кооператива свой трактор. Но в суде получился «облом». Кооператив заявил, что Лизингодатель ещё в 2011 году знал о сути дела и до 2018 года не обращался в суд. Прошло 7 лет, а с ними прошли все сроки для подачи иска. Первый суд подумал-подумал, да и согласился с Кооперативом. Но с поправками. Суд решил, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 2014 года прерывало срок исковой давности. Потому что в нём «председатель Кооператива указал на возможность возврата спорного трактора по решению суда». Поэтому срок исковой давности истёк в 2017 году. Но обращение в суд было в 2018 году, поэтому Лизингодатель опять получил отказ, на этот раз в удовлетворении иска. Пришлось Лизингодателю опять собраться с силами и идти подавать иск в апелляционный суд.

Апелляционный суд зацепился за постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. И в постановлении 2014 года и в постановлении 2018 года Кооператив изъявлял о своей готовности вернуть трактор Лизингодателю, но только по решению суда. Апелляционный суд вспомнил, что есть в Законе такие слова: «если по истечении срока исковой давности должник или иное обязанное лицо признает в письменной форме свой долг, течение исковой давности начинается заново». Суд решил, что если Кооператив изъявил готовность вернуть трактор, то тем самым он признал свою обязанность вернуть трактор. Выходит, что Кооператив признал свой долг перед Лизингодателем, а оговорка про решение суда – это мелочи, которые не влияют на суть дела. Раз есть признание обязанности, значит срок исковой давности начинается заново. В данном случае с 2017 года. Стало быть, срок исковой давности не пропущен. Стало быть, Кооператив должен вернуть трактор Лизингодателю.

Пришла очередь Кооператива идти в суд. На этот раз в кассационную инстанцию. Суд стал рассуждать по Закону про признание долга, которое прерывает течение срока исковой давности.

Во-первых, такое признание должно быть письменным – должник должен написать и подписать такое признание. «Письменная форма документа считается соблюденной, если документ позволяет определить его содержание и подписан уполномоченным лицом».

Во-вторых, в своём признании должник должен однозначно признавать свой долг – так чтобы всем всё было понятно, без всяких домыслов и вымыслов. «Такое признание должно быть добровольным, безусловным и очевидным, то есть не допускать неоднозначного толкования».

Суд решил, что нельзя рассматривать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в качестве письменного признания Кооперативом требования Лизингодателя. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела является процессуальным документом. Постановление составлено не Кооперативом, а следователем МВД. То есть постановление исходит от третьего лица и поэтому не может считаться изложением в письменной форме признания долга самим должником. «Более того, из названного постановления следует лишь намерение ответчика на разрешение спора в отношении предмета лизинга в судебном порядке и готовность исполнить принятый по спору судебный акт».

Следовательно, срок исковой давности не был прерван. Трактор остаётся у Кооператива.

Выводы и Возможные проблемы: Самые неожиданные документы могут оказаться причиной прерывания сроков исковой давности. За документами, касающимися договоров и споров надо очень внимательно присматривать. Строка для поиска в КонсультантПлюс: «Срок исковой давности не прерывается отказом в возбуждении уголовного дела».

Цена вопроса: Стоимость имущества по спорному договору.

Подготовлена ООО «Инженеры информации» и Центром Правовой Информации «ЭКСПЕРТ» с использованием материалов систем Консультант Плюс

КС дал толкования по срокам давности уголовного преследования

Конституционный суд РФ 3 марта принял постановление относительно сроков давности уголовного преследования. Заявители жалобы были недовольны тем, что суд общей юрисдикции прекратил производство по уголовному делу из-за истечения сроков давности в отношении лиц, от которых они пострадали.

Граждане В. Глазков и В. Степанов оспаривали конституционность положений п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела», согласно которым уголовное дело не может быть возбуждено, а уже возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Также они оспаривали п. 1 ст. 254 УПК «Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в судебном заседании», согласно которому суд прекращает уголовное дело в судебном заседании при тех же обстоятельствах.

Читайте так же:  Основания неисполнения решения суда

Заявители являлись потерпевшими по двум уголовным делам, возбужденным по факту дорожно-транспортного происшествия, произошедшего в 2007 году, в отношении двух лиц. Начатое в 2013 году судебное разбирательство по каждому из этих дел велось в течение 2,5 года и завершилось их прекращением в связи с истечением 6-летнего срока давности преследования. При этом в отношении одного из фигурантов, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 266 УК РФ (выпуск в эксплуатацию технически неисправного транспортного средства, повлекший по неосторожности смерть двух лиц), суд принял решение в подготовительной части судебного заседания. А в отношении второго участника, обвинявшегося в нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшем по неосторожности смерть двух лиц, – в ходе судебного следствия.

Потерпевшие Глазков и Степанов против прекращения уголовного преследования возражали и обжаловали эти решения в апелляции, добившись успеха лишь в отношении одного уголовного дела, однако затем вышестоящие инстанции вернули дело в прежнее состояние.

Заявители считают, что суд, не рассматривая их возражения против прекращения судопроизводства, нарушает их права. Тем самым они лишаются возможности реализовать свое право на доступ к правосудию и на компенсацию ущерба, причиненного преступлением.

КС объяснил, что, во-первых, законодатель, вводя нормы о сроках давности, «исходил из нецелесообразности применения мер уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по прошествии значительного времени с момента его совершения».

Суд также напомнил свои прежние позиции о том, что «отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение в связи с освобождением лица от уголовной ответственности и наказания по нереабилитирующему основанию не влекут признание лица виновным или невиновным в совершении преступления». То есть принимаемое в таких случаях процессуальное решение «не подменяет собой приговор суда».

Важно, отмечают судьи, что прекращение уголовного преследования по этому основанию возможно лишь с согласия подозреваемого или обвиняемого, а «иное лишило бы данного участника уголовного судопроизводства возможности добиваться своей реабилитации». Что же касается потерпевшего, то его согласие на прекращение уголовного преследования в связи с истечением сроков давности «не является необходимым условием при принятии соответствующего решения».

Кроме того, необходимо учитывать, что лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, «не освобождается от обязательств по возмещению причиненного им ущерба». В свою очередь, потерпевший имеет возможность защитить свои права в порядке гражданского судопроизводства с учетом сроков исковой давности.

Возможность обратиться в суд с соответствующими исковыми требованиями к владельцу транспортного средства как источника повышенной опасности имелась у заявителей по настоящему делу, отметил КС, признав оспариваемые нормы полностью соответствующими Конституции РФ.

Срок исковой давности не прерывается отказом в возбуждении уголовного дела

Для кого (для каких случаев): Взяли трактор и не хотели отдавать. Даже МВД не сладило.


Сила документа: Постановление Арбитражного Суда Округа РФ.

Схема ситуации: Хроника одного происшествия. Лизингодатель отдал в лизинг трактор Лизингополучателю. А Лизингополучатель передал этот трактор в сублизинг одному Кооперативу. В 2010 году Лизингополучатель начал банкротиться. Лизингодатель понял, что дело плохо и расторг в 2011 году договор лизинга. Поскольку договор лизинга не предусматривал при расторжении сохранения договора сублизинга, то Лизингодатель сообщил Кооперативу о том, что пора вернуть трактор «на базу». Кооператив этому уведомлению не внял и трактор не вернул. Может Кооператив всё уже выплатил тому банкроту, у которого он брал трактор в сублизинг? А может Кооператив был такой дерзкий? Но результат налицо – трактор «на базу» не вернулся.

Тогда Лизингодатель в 2013 году обратился в МВД: «Забрали мой трактор и не отдают! Заведите на них уголовное дело!» Уголовное дело не завелось – МВД отказало в 2014 году. В 2017 году Лизингодатель повторил свой заход в МВД с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту невозврата и удержания трактора. Через 10 дней МВД снова отказалось заводить уголовное дело.

В 2018 году Лизингодатель пошёл в Арбитражный суд, чтобы забрать у Кооператива свой трактор. Но в суде получился «облом». Кооператив заявил, что Лизингодатель ещё в 2011 году знал о сути дела и до 2018 года не обращался в суд. Прошло 7 лет, а с ними прошли все сроки для подачи иска. Первый суд подумал-подумал, да и согласился с Кооперативом. Но с поправками. Суд решил, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 2014 года прерывало срок исковой давности. Потому что в нём «председатель Кооператива указал на возможность возврата спорного трактора по решению суда». Поэтому срок исковой давности истёк в 2017 году. Но обращение в суд было в 2018 году, поэтому Лизингодатель опять получил отказ, на этот раз в удовлетворении иска. Пришлось Лизингодателю опять собраться с силами и идти подавать иск в апелляционный суд.

Видео (кликните для воспроизведения).

Апелляционный суд зацепился за постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. И в постановлении 2014 года и в постановлении 2018 года Кооператив изъявлял о своей готовности вернуть трактор Лизингодателю, но только по решению суда. Апелляционный суд вспомнил, что есть в Законе такие слова: «если по истечении срока исковой давности должник или иное обязанное лицо признает в письменной форме свой долг, течение исковой давности начинается заново». Суд решил, что если Кооператив изъявил готовность вернуть трактор, то тем самым он признал свою обязанность вернуть трактор. Выходит, что Кооператив признал свой долг перед Лизингодателем, а оговорка про решение суда – это мелочи, которые не влияют на суть дела. Раз есть признание обязанности, значит срок исковой давности начинается заново. В данном случае с 2017 года. Стало быть, срок исковой давности не пропущен. Стало быть, Кооператив должен вернуть трактор Лизингодателю.

Пришла очередь Кооператива идти в суд. На этот раз в кассационную инстанцию. Суд стал рассуждать по Закону про признание долга, которое прерывает течение срока исковой давности.

Во-первых, такое признание должно быть письменным – должник должен написать и подписать такое признание. «Письменная форма документа считается соблюденной, если документ позволяет определить его содержание и подписан уполномоченным лицом».

Во-вторых, в своём признании должник должен однозначно признавать свой долг – так чтобы всем всё было понятно, без всяких домыслов и вымыслов. «Такое признание должно быть добровольным, безусловным и очевидным, то есть не допускать неоднозначного толкования».

Суд решил, что нельзя рассматривать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в качестве письменного признания Кооперативом требования Лизингодателя. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела является процессуальным документом. Постановление составлено не Кооперативом, а следователем МВД. То есть постановление исходит от третьего лица и поэтому не может считаться изложением в письменной форме признания долга самим должником. «Более того, из названного постановления следует лишь намерение ответчика на разрешение спора в отношении предмета лизинга в судебном порядке и готовность исполнить принятый по спору судебный акт».

Читайте так же:  Есть ли штраф за отсутствие прописки

Следовательно, срок исковой давности не был прерван. Трактор остаётся у Кооператива.

Выводы и Возможные проблемы: Самые неожиданные документы могут оказаться причиной прерывания сроков исковой давности. За документами, касающимися договоров и споров надо очень внимательно присматривать. Строка для поиска в КонсультантПлюс: «Срок исковой давности не прерывается отказом в возбуждении уголовного дела».

Цена вопроса: Стоимость имущества по спорному договору.

Подготовлена ООО «Инженеры информации» и Центром Правовой Информации «ЭКСПЕРТ» с использованием материалов систем Консультант Плюс

Какие сроки обжалования постановления об отказе возбуждении уголовного дела

Отказ в возбуждении уголовного дела, может быть выдвинут сотрудниками МВД, в тех ситуациях, когда по предложенным к рассмотрению материалам, не прослеживается состава преступления. Когда органы выдвигают такой отказ, заявитель вправе обратиться в надзорные и судебные органы, для обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

О том, как обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в какие сроки можно обжаловать такой отказ, и что для этого потребуется, мы подробно расскажем в нашей статье. Каждый, столкнувшийся с подобной проблемой, должен знать, как отстоять свои права.

Подготовка жалобы

Для составления наиболее грамотного и корректного обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, стоит действовать согласно следующему алгоритму:

  1. Получив постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, стоит уделить внимание тексту документа, и проследить конкретную причину выдвижения такого решения;
  2. Подать в ОВД, заявление с требованием предоставить материалы проверки, по факту заявления;
  3. Изучить полученные материалы с целью выявления нарушений;
  4. На базе полученной информации составить и подать жалобу в надзорные инстанции или судебные органы;

Для наиболее грамотного составления и подачи жалобы стоит обратиться к помощи юридически подкованного специалиста по уголовным делам. Вам помогут не только выявить несоответствия в работе внутренних органов, но и правильно подать обжалование, ведь здесь не допускается веерный метод подачи, и заявление на обжалование постановления об отказе, должно быть составлено согласно процедуре подачи подобных заявлений в конкретные органы.

Куда подать?

Наиболее правильным будет обратиться с заявлением на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в прокуратуру. По факту вашего заявления будет проведена прокурорская проверка, и в случае выявления нарушений в работе органов, обжалуемое постановление может быть отозвано, а работа с заявлением возобновится.

Есть также возможность обжаловать постановление у руководителя отдела, который его выдвинул, однако не исключено, что в ответ вы получите разъяснение к постановлению, с указанием фактов, являющихся помехой в возбуждении уголовного дела. Хотя знание этих фактов будет вам полезно, для дальнейшей работы над обжалованием постановления, назвать меру по обращению к руководителю органа вынесшего постановление, действенным нельзя, и имеет смысл лишь на начальных этапах. Несомненным плюсом данного метода является его простота, к примеру, направить жалобу к руководителю любого РОВД Москвы можно в режиме онлайн, на официальном сайте МВД. В составлении подобной жалобы вам смогут помочь и прямо при выдаче постановления в РОВД, где велась работа с заявлением.

По какой причине выдвинут отказ?

Стоит понимать, что отказ в возбуждении уголовного дела должен как и само заявление о преступлении, иметь под собой основания для выдвижения. Перед тем, как обжаловать отказ, стоит крайне внимательно ознакомиться с его текстом, где обязательно должно быть указано, на что ссылается должностное лицо его вынесшее.

Наиболее часто отказ в возбуждении уголовного дела выдвигается следователем, дознавателем, руководителем следственного отдела или органа дознания. В качестве основания может быть указано отсутствие состава преступления. Что подразумевает такое основание? Преступление это сложное действие, которое подразумевает наличие следующих составляющих:

  1. Объект преступления;
  2. Субъект преступления;
  3. Объективная сторона;
  4. Субъективная сторона.

Если в результате следственных мероприятий установить наличие данных составляющих в заявленном действии не выявлено следователем или дознавателем, то следует отказ в возбуждении уголовного дела.

Только имея представление о том, на основании чего выдвинут отказ, можно обжаловать его. В рамках обжалования, заинтересованному лицу необходимо будет доказать, что проведённые сотрудниками полиции мероприятия, не были достаточными, в результате чего, выявить состав преступления не удалось.

Сроки

Касаемо сроков подачи обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, стоит руководствоваться статьёй 78 Уголовного Кодекса РФ, где прописан срок давности уголовных преступлений. Важно заметить, отказ в приёме заявления, ещё не является отказом в возбуждении дела.

Проверка по факту заявления о преступлении, проводится сотрудниками полиции в течение 3 дней, после чего может быть выдвинут отказ в возбуждении уголовного дела или решение о его возбуждении, при этом лицо проводящее проверку, может ходатайствовать о продлении срока до 30 дней.

Ответы на жалобы в РОВД и прокуратуру придёт вам в течение месяца. При обращении в суд, заявление обрабатывается в течение 5 дней, что делает такой вид подачи жалоб наиболее действенным. Для составления наиболее грамотной жалобы, стоит обратиться к специалисту по уголовному праву. Сегодня многие юристы предлагают свои услуги в составлении жалоб и исковых заявлений. Воспользовавшись услугами эксперта, вы сможете составить заявление на обжалование в короткие сроки, и как можно скорее добиться возбуждения уголовного дела.

Адвокат по уголовным делам. Опыт работы в данном направлении с 2006 года.

ЕСПЧ: Отказ в возбуждении уголовного дела из-за сроков давности нарушает презумпцию невиновности

29 января ЕСПЧ вынес Постановление по делу № 31816/08 «Стирманов против России», заявитель по которому Роберт Стирманов выразил несогласие с решением прокуратуры о прекращении его уголовного преследования в силу истечения сроков давности привлечения к ответственности за инкриминируемое ему деяние.

Обстоятельства дела

В 2005 г. директор унитарного госпредприятия обратился в прокуратуру с заявлением о совершении в 2003 г. его сотрудником Робертом Стирмановым преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ (самоуправство). По мнению директора, Стирманов, будучи председателем комиссии по урегулированию споров о выплате зарплаты отдельным сотрудникам предприятия, превысил свои полномочия и нарушил установленную процедуру.

Прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности. Однако суд удовлетворил жалобу Роберта Стирманова, отменив это постановление и указав, что в соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования возможно только с согласия подозреваемого, и поручил прокуратуре устранить выявленные нарушения.

Тем не менее прокуратура опять отказалась от уголовного преследования гражданина по тому же основанию – оно вновь было обжаловано. Суд в очередной раз отменил постановление прокуратуры, однако прокуратура и в третий раз отказалась возбуждать дело. Соответствующее постановление прокуратуры от 26 апреля 2006 г. не было доведено до сведения Роберта Стирманова – тот узнал о нем лишь в конце следующего года. При последующем обращении в прокуратуру он получил ответ, в котором ведомство сообщило, что уголовно-процессуальное законодательство не обязывает органы прокуратуры информировать лицо, в отношении которого проводится проверка, об отказе в возбуждении уголовного дела, принятого по ее итогам.

Читайте так же:  Составляющие административного правонарушения

При очередном оспаривании постановления прокуратуры Роберт Стирманов выразил несогласие с тем, что его сочли виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 330 УК. Однако суд отказался удовлетворять его требования, отметив, что ч. 2 ст. 27 УК применима только в отношении уже расследованного уголовного дела, в то время как в данном случае расследование не производилось. Впоследствии окружной суд поддержал выводы первой инстанции.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В июне 2008 г. Роберт Стирманов обратился в Европейский Суд с жалобой, в которой указал на нарушение российскими правоприменителями принципа презумпции невиновности, установленного ст. 6 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. По мнению заявителя, прокуратура, по сути, признала факт совершения им преступления, а российские суды не устранили указанное нарушение.

В своих возражениях Правительство РФ отметило, что заявитель не исчерпал средства правовой защиты, поскольку не обжаловал последнее решение окружного суда в Верховный Суд РФ. Также российская сторона указала, что против заявителя не было возбуждено уголовное дело, в отношении него не избиралась мера пресечения. В обоснование своей позиции правительство сослалось на Постановление КС РФ от 28 октября 1996 г. № 18-П, касающееся конституционности ст. 6 УПК РСФСР относительно прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки.

В возражениях на доводы правительства Роберт Стирманов пояснил, что его репутации был нанесен ущерб, поскольку коллеги узнали, что правоохранительные органы фактически признали его виновным по ст. 330 УК. Он добавил, что разъяснения КС, выраженные в Постановлении № 18-П, являются неполными и ошибочными в свете Постановления от 2 марта 2017 г. № 4-П (о котором ранее писала «АГ»).

Причиненный ему моральный вред Роберт Стирманов оценил в 5 тыс. евро, а также попросил компенсировать судебные расходы в сумме 2 тыс. евро.

Выводы ЕСПЧ

Европейский Суд изучил обстоятельства дела в рамках общего принципа презумпции невиновности, который является одним из элементов справедливого уголовного судопроизводства.

Как пояснил Суд, исходя из природы права на справедливое судебное разбирательство, необходимо установить материальное, а не формальное соответствие предъявленного обвинения в совершении преступления требованиям в соответствии со ст. 6 Конвенции. В этой связи только лицо, которое было задержано по подозрению в совершении преступления, а также подозреваемое или обвиняемое в соответствии с национальным уголовно-процессуальным законодательством, может считаться обвиняемым в совершении преступления согласно указанной статье и требовать защиты в ее рамках.

ЕСПЧ пояснил, что презумпция невиновности может быть нарушена путем незаконного признания вины обвиняемого – в частности, посредством нарушения его права на защиту. В силу того что заявитель не был осужден по ст. 330 УК, Суд пришел к выводу, что характер постановления прокурора от 24 апреля 2006 г. не оставлял сомнений в виновности заявителя. Также отмечается, что термины, используемые прокурором, выходят за допустимые рамки в отношении установления вины заявителя. Кроме того, ЕСПЧ подчеркнул важность репутации и ее публичного восприятия при прекращении уголовного дела.

С учетом вышеизложенного Европейский Суд признал нарушение ч. 2 ст. 6 Конвенции в отношении заявителя и присудил ему 5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 500 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Оценка значимости постановления

Юрисконсульт Северной региональной организации Российского профессионального союза моряков Игорь Телятьев, представлявший интересы Роберта Стирманова в ЕСПЧ, в комментарии «АГ» отметил, что постановление было для него ожидаемым и является справедливым и обоснованным. По его мнению, оно примечательно тем, что позволяет найти выход из распространенной на практике ситуации, когда суды общей юрисдикции фактически игнорируют правовую позицию КС и в итоге признают действия прокуратуры обоснованными и законными.

«Если имеется официальный документ прокурора о том, что человек совершил преступление, но его освобождают от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, как можно не рассматривать данный документ в качестве официального обвинения в совершении уголовного преступления? – задается вопросом юрист. –Соответственно, не согласному с этим человеку должно быть обеспечено судебное рассмотрение предъявленного ему официального обвинения, так как только суд может установить его виновность или невиновность в совершении преступления».

По мнению Игоря Телятьева, в данном деле российские суды сочли, что прокурор может официально обвинить человека в совершении преступления без соответствующего судебного решения и без согласия обвиняемого с тем, что он виновен.

Адвокат Валерий Шухардин согласился с тем, что постановление ЕСПЧ весьма интересно: «В этом документе Суд раскрывает очень интересное понятие “обвиняемый”, которое в смысле ст. 6 Конвенции является автономным и поэтому оно значительно шире, чем предусмотрено УПК РФ». По словам эксперта, в указанную категорию также попадают лица, привлеченные к административной ответственности по правонарушениям, за которые предусмотрен административный арест или значительные штрафы, равнозначные уголовному наказанию.

«ЕСПЧ подчеркнул, что необходимо давать оценку содержанию и последствиям процессуальных актов прокурора, касающихся уголовного преследования, и указал на смысловую разницу в содержаниях подобных документов: эти акты, не являющиеся приговором суда, по смыслу должны не указывать на виновность лица в совершении преступления, а лишь подчеркивать, что имелось только подозрение в том, что лицо могло совершить преступление», – пояснил Валерий Шухардин.

По его словам, Суд правильно указал, что имеющийся в деле процессуальный акт прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела фактически указывает на виновность заявителя без надлежащего судебного приговора, что недопустимо с точки зрения реализации права на презумпцию невиновности.

Валерий Шухардин выразил надежду, что постановление будет способствовать правильной формулировке органами государственной власти и правоохранителями своих решений – не затрагивая основных конституционных и конвенционных прав граждан.

КС пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении

12 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 578-О по жалобе гражданина, оспаривающего конституционность ч. 1, 6, 7 ст. 148 УПК РФ, касающихся порядка вынесения отказа в возбуждении уголовного дела.

В январе 2015 г. адвокат гражданина Олега Суслова обратился в районный отдел МВД России г. Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В обоснование своих требований защитник утверждал о совершении в отношении доверителя мошеннических действий, причинивших ему ущерб в особо крупном размере.

Сначала правоохранительный орган отказался возбуждать уголовное дело, однако впоследствии прокурор распорядился провести дополнительную проверку материалов. В дальнейшем неоднократные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись руководителем следственного органа и прокурором. Указанное обстоятельство также вынудило прокуратуру направить в адрес вышестоящего следственного органа представление о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, допустивших нарушение закона при проведении доследственной проверки, и об усилении контроля за работой подчиненных.

В июле 2018 г. Лефортовский районный суд столицы отказался признавать незаконным очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на отмену спорного решения прокуратурой, но признал незаконным бездействие должностных лиц ОВД при рассмотрении соответствующего заявления о преступлении, которое длилось более трех с половиной лет. В связи с этим суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Тем не менее осенью 2018 г. следователь в очередной раз отказался возбуждать уголовное дело, а его постановления были опять отменены прокурором как незаконные и необоснованные. В итоге уголовное дело возбуждено лишь 10 декабря 2018 г.

Читайте так же:  Административное правонарушение работодателем

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Олег Суслов утверждал о том, что оспариваемые им нормы на практике позволяют руководителю следственного органа, следователю, органу дознания или дознавателю многократно (вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности) отказывать в возбуждении уголовного дела без проведения дополнительных проверок, несмотря на признание незаконными ранее вынесенных ими решений об отказе в возбуждении дела. По мнению заявителя, спорные нормы нарушают права потерпевшего, лишают его судебной защиты и незаконно освобождают от уголовной ответственности виновных лиц.

Изучив материалы жалобы Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к рассмотрению. КС напомнил ряд собственных правовых позиций, согласно которым проверка сообщения о преступлении и возбуждение уголовного дела представляют собой начальную, самостоятельную стадию уголовного процесса, в ходе которой устанавливается наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. На этом этапе определяются обстоятельства, исключающие возбуждение дела, дается юридическая квалификация содеянного, принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дела.

Суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела должен базироваться на достоверных сведениях, которые могут быть проверены в установленном порядке. КС также подтвердил обоснованность возможности отмены прокурором и руководителем следственного органа постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки. С учетом того что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела ограничивает право на доступ к правосудию, ст. 125 УПК РФ прямо относит постановление об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела к решениям, подлежащим оспариванию в судах.

В связи с этим суды также вправе рассматривать в пределах собственной компетенции жалобы о неэффективности проверки сообщения о преступлении и расследования, если последняя вытекает из ненадлежащих действий (бездействия) и решений соответствующих должностных лиц. В этих случаях суд обязан проверить, учел ли орган предварительного следствия все обстоятельства, включая указанные в жалобе, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также исследовал ли он эти обстоятельства вообще. Следовательно, у суда есть полномочие по указанию на конкретные допущенные нарушения и обязанность их устранения.

В то же время КС отметил, что текущее уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует максимальное число отмен решения об отказе в возбуждении уголовного дела и не предусматривает предельный срок дополнительных проверок, проводимых в связи с такой отменой. Соответственно, возможен неоднократный отказ в возбуждении уголовного дела по одному и тому же сообщению о преступлении, даже если ранее прокурор или суд выявляли неправомерность аналогичных решений.

Также Суд пояснил, что органы предварительного следствия не должны повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении. После устранения выявленных нарушений им надлежит вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным. «Иное свидетельствовало бы о невыполнении или ненадлежащем выполнении органами уголовного преследования своей процессуальной обязанности по проверке сообщения о преступлении, вело бы к утрате следов преступления, к снижению эффективности или даже к невозможности проведения следственных действий по собиранию доказательств, лишало бы заинтересованных лиц, которым запрещенным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред, не только права на судопроизводство в разумный срок, но и права на эффективную судебную защиту», – отмечено в определении.

В комментарии «АГ» старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал выводы КС: «Суд совершенно верно указал, что после отмены прокурором решения об отказе в возбуждении уголовного дела, признания его незаконным со стороны суда дознаватель (следователь) не должен повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же самые материалы».

По мнению эксперта, Суд также справедливо указал, что у прокурора должны быть полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела. «Вместе с тем основная проблема кроется в отсутствии у прокурора в настоящее время полномочий по возбуждению, прекращению уголовных дел, которыми он, безусловно, должен обладать как лицо, осуществляющее уголовное преследование от имени государства», – пояснил адвокат. Он с сожалением отметил, что такие полномочия были ранее изъяты у прокурора, «и в настоящее время мы пожинаем негативные плоды, о чем свидетельствует комментируемая ситуация».

Андрей Гривцов считает, что вряд ли комментируемый судебный акт изменит во многом формальный подход следствия к многократному вынесению постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел без надлежащего проведения проверок: «Изменить порочную практику сможет лишь расширение процессуальных полномочий прокурора, которое находится в компетенции законодателя, а не Конституционного Суда РФ».

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, в исследуемом судебном акте Конституционный Суд РФ задает правильный и необходимый вектор для развития правоприменительной практики и совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Тем не менее вряд ли судебный акт окажет кардинальное влияние на правоприменительную практику, однако последовательная реализация позиции Конституционного Суда через институты судебного и прокурорского надзора может улучшить ситуацию с защитой прав потерпевших на своевременное и справедливое разбирательство.

«Не вдаваясь в оценку определения КС, отмечу, что даже при таком негативном правотворчестве орган конституционного правосудия создал базу для более эффективного обжалования шаблонных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, когда заявитель попадает в “карусель” одинаковых процессуальных решений, не получая адекватного ответа и оценки доводов своего заявления о совершении преступления. Мотивы рассматриваемого определения – закономерный виток развития вопроса оценки разумности сроков в уголовном судопроизводстве», – пояснил эксперт.

Видео (кликните для воспроизведения).

Напомним, ранее «АГ» писала об инициативе Татьяны Москальковой, которая отметила необходимость отказа от стадии возбуждения уголовного дела. В качестве альтернативы омбудсмен предлагала подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь. Свою позицию Уполномоченный по правам человека обосновала тем, что в ее аппарат поступает большое количество жалоб на незаконные отказы в возбуждении уголовных дел.

Источники

Сроки давности отказ в возбуждении
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here