Злоупотребление правом потерпевшего

Предлагаем ознакомится с материалом в статье: "Злоупотребление правом потерпевшего". Здесь собрана и обработана информация из авторитетных источников. Если вы все же не найдете ответ на свой вопрос, дочитайте статью до конца, если же и после этого не получите ответ, то обратитесь к дежурному консультанту.

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Скажу сразу, что данным материалом я не хочу поощрять злоупотребление процессуальными правами. Наоборот. Со злоупотреблением нужно и хочется бороться. Имеющихся средств и инструментов, предоставляемых АПК РФ, все же достаточно для защиты собственных прав и интересов. Их незнание или невозможность применения не должно компенсироваться посредством уклонения от исполнения обязанностей, избыточным использованием права, обходом требований суда и закона.

Изложенное в этом материале также можно рассматривать как возможность научиться противостоять недобросовестным действиям другой стороны. В случае необходимости, заявлять суду о злоупотреблении другой стороной своими правами и о необходимости применения неблагоприятных последствий такого поведения. Уметь предугадывать следующий шаг контрагента в процессе и быть готовым к нему. Избежать обвинения в злоупотреблении своими правами.

Что такое злоупотребление процессуальным правом

Прежде всего, понимаем, что никакого четкого определения понятия «злоупотребление процессуальным правом» и никакого списка способов закон не дает. В АПК РФ отмечается, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Злоупотребление ими лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 41 АПК РФ).

Из этого следует, что злоупотребление правом:

  • это недобросовестное использование предусмотренных законом процессуальных прав;
  • формально злоупотребление процессуальным правом выглядит как правомерное действие;
  • оценка этих внешне правомерных действий будет дана судом, и в случае, если суд посчитает нужным, он применит предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Эта оценка всегда субъективна, поскольку предусмотренного законом перечня злоупотреблений нет, он наработан практикой;
  • цель злоупотребления процессуальными правами – воспрепятствовать вынесению решения, невыгодного для злоупотребляющей стороны, и вступлению его в законную силу. Как видим, такая цель не чужда любому лицу, участвующему в деле. То есть грань между защитой своих прав, предусмотренными законом способами, и злоупотреблением своими правами крайне и крайне тонка.

Какие способы злоупотребления процессуальными правами использует недобросовестная сторона

Отметим, что именно способом злоупотребления правом, а не способом реализации своих прав, они становятся в случае признания их таковыми арбитражным судом:

заявление отвода (многочисленных отводов) арбитражному суду с целью затягивания судебного разбирательства;

«дозированное», незаблаговременное предоставление суду и лицам, участвующим в деле, доказательств, отзывов и т. д.;

непредставление доказательств, указанных судом.

«Согласно абз. 2 ч. 2 ст. 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия. В данном случае все представленные по делу доказательства оплаты представлены только в копиях, несмотря на вынесение арбитражным судом определения об истребовании подлинных экземпляров доказательств, представленных в обоснование заявленных требований в копиях. Все копии документов оформлены в нарушение установленного порядка» (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2013 г. по делу № А48-4616/2009(А)).

«Определениями суда были назначены экспертизы, которые не были проведены к установленным судом срокам по причине непредставления ООО необходимых бухгалтерских документов. Из материалов дела следует, что в судебные заседания представитель ответчика не являлся, что было расценено судом как злоупотребление процессуальными правами, вследствие чего ответчик был подвергнут штрафу в порядке главы 11 АПК РФ» (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2013 г. по делу № А09-8524/2010).

несвоевременное заявление ходатайств.

«Апелляционный суд определением от 8 апреля 2013 года предлагал лицам, участвующим в деле, рассмотреть вопрос о необходимости вызова в судебное заседание свидетеля и обеспечить ее явку, неоднократно откладывал судебное разбирательство и объявлял перерывы в судебном заседании. У банка имелась реальная возможность своевременного обращения с таким ходатайством и обеспечения явки свидетеля. Заявление ходатайства о вызове свидетеля при таких обстоятельствах после стадии реплик суд расценивает как злоупотребление процессуальными правами, направленное на умышленное затягивание процесса, что, безусловно, может повлечь нарушение баланса прав и законных интересов лиц, участвующих в деле. Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения ходатайства о вызове свидетеля не имеется» (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2013 г. по делу № А78-3944/2012).

несвоевременное предъявление встречного иска с целью затягивания рассмотрения первоначального иска, подача встречного иска с недостатками оформления.

«Суд апелляционной инстанции, проведя хронологию рассмотрения настоящего дела по существу, считает необходимым указать на злоупотребление со стороны ООО своими процессуальными правами, которое выражается в предъявлении встречных исков в срок, не способствующий более быстрому рассмотрению дела, поскольку риск последствий несвоевременного совершения процессуального действия, как подача встречного иска, в данном случае полностью лежит на ответчике. Кроме того, рассмотрев приложенные к встречному иску документы, учитывая предмет и основания встречного иска, суд апелляционной инстанции полагает, что их содержание и совокупность, были явно недостаточны для рассмотрения его по существу . Следовательно, принятие встречного иска неизбежно повлекло бы за собой неоправданное затягивание рассмотрение дела по первоначальному иску. При таких обстоятельствах действия ответчика по подаче встречных исков направлены на затягивание рассмотрения настоящего дела. » (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2013 г. по делу № А70-9804/2012).

«Обращение ответчика со встречным исковым заявлением за два дня до дня судебного заседания по первоначальному иску направлено на затягивание рассмотрения дела и образует злоупотребление процессуальными правами. При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что в рассматриваемой ситуации отсутствовали все необходимые условия, предусмотренные п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, в связи с чем возвращение встречного искового заявления произведено судом первой инстанции в соответствии с положениями приведенной нормы права» (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2013 г. по делу № А75-8430/2012).

ссылка на неполучение корреспонденции по имеющемуся в материалах дела адресу.

«Отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Кодекса о надлежащем извещении. При смене адреса ООО , представителям необходимо было уведомить суд первой инстанции о направлении судебных извещений по иному адресу, однако в материалах дела не имеется такого уведомления, в присланном в суд первой инстанции 21 марта 2012 г. письме от директора ООО о переносе судебного заседания, также не указан другой адрес ответчика. В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия» (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2012 г. по делу № А57-24541/2011).

Читайте так же:  Административные наказания за нарушение пожарного режима

подача надуманного иска к одному из ответчиков, с целью изменения подсудности (ст. 36 АПК РФ позволяет предъявить иск по месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца, если ответчики находятся или проживают в разных субъектах РФ).

привлечение в качестве третьих лиц незаинтересованных в исходе дела субъектов с целью затягивания рассмотрения дела. Отметим, что указание стороны дела на какое-либо лицо может и не повлечь автоматического приобретения последним статуса третьего лица – суд может потребовать обоснования такого привлечения, и до получения такового заявленный в качестве третьего лица субъект таковым не является.

обжалование судебных актов арбитражного суда, которые не подлежат обжалованию.

подача жалоб с недостатками, с целью затягивания разбирательства по ней, вступления решения арбитражного суда в законную силу (неоплата госпошлины, отсутсвие документов о вручении копий жалобы другой стороне и т.п.).

Приведенный выше перечень не является исчерпывающим. Определить, где кончается право и начинается злоупотребление им – сложно. Злоупотребление связывается с понятием недобросовестности, а является ли каждое конкретное действие недобросовестным – оценит суд. Но четких критериев такой оценки в законодательстве, увы, нет.

Проблема злоупотребления уголовно-процессуальными правами (Парфенов В.Н.)

Дата размещения статьи: 17.09.2014

Злоупотребление правом предполагает умышленное использование прав или правовых средств в противоречии с их социальным назначением или с целью причинить вред личным интересам, создать объективные препятствия для реализации прав другими участниками процесса, при отсутствии нарушения конкретных юридических запретов или обязанностей . Разделяя позицию О.И. Андреевой, Ф.Н. Багаутдинов аргументирует ее следующими положениями. Во-первых, проблема злоупотребления правами существует в сфере гражданско-правовых правоотношений, возникающих в уголовном процессе. Речь идет об институте гражданского иска в уголовном деле. И как показывает практика, случаи злоупотребления правами при подаче, рассмотрении и разрешении гражданского иска в уголовном деле имеют место. Во-вторых, злоупотребление процессуальными правами характерно для взаимоотношений между различными участниками уголовного судопроизводства .
———————————
См.: Андреева О.И. Указ. соч. С. 19.
См.: Багаутдинов Ф.М. Указ. соч. С. 33.

Выход из сложившейся ситуации предложила О.И. Андреева. По ее мнению, возможность защиты или отстаивания своих прав и свобод любыми незапрещенными способами и средствами должна быть у всех участников уголовного процесса. Запрет же на выбор средств и способов защиты и отстаивания своих прав и законных интересов может быть предусмотрен не только уголовно-процессуальным законом, но и, к примеру, Уголовным кодексом Российской Федерации, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Поэтому в УПК РФ, с ее точки зрения, должна содержаться следующая норма: «Участники уголовного процесса вправе защищать и отстаивать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными действующими федеральными законами» .
———————————
См.: Андреева О.И. Указ. соч. С. 26 — 27.

С учетом изложенной обоснованной позиции необходимо сделать ряд уточнений и дополнений. Во-первых, введение нормы, предлагаемой О.И. Андреевой, в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации действительно необходимо. Во-вторых, соответствующую норму, и тут мы согласны с Ф.Н. Багаутдиновым , следует изложить в главе 2 УПК РФ в качестве принципа уголовного судопроизводства. В-третьих, новый принцип уголовного судопроизводства может быть представлен как статья под названием «Право участников уголовного судопроизводства на защиту и отстаивание своих прав и законных интересов», состоящая из трех частей:
———————————
См.: Багаутдинов Ф.М. Указ. соч. С. 34.

— предлагаемая норма права регулирует общественные отношения, которые реально существуют и давно требуют регламентации;
— участники уголовного судопроизводства уравниваются в правомочиях по защите и отстаиванию принадлежащих им прав и законных интересов;
— только суд уполномочивается на решение вопроса об отказе в защите и/или отстаивании права либо ограничении соответствующего права участника уголовного судопроизводства.
Думается, что такая правовая регламентация сыграет позитивную роль в обеспечении прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Список литературы

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Трудовой спор: доказать злоупотребление правом и выиграть судебный процесс!

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Защита трудовых прав граждан в настоящее время – одна из важных задач разного уровня государственных органов. В ТК РФ закреплены обязанности юридических лиц по соблюдению трудовых прав своих сотрудников. Вместе с тем, как показывает судебная практика, работники сами являются активными нарушителями трудового законодательства.

В настоящее время в правоприменительной практике широко используется общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом по искам о восстановлении на работе, в том числе и со стороны работников (п. 27 постановления Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»). При установлении факта злоупотребления правом суд может отказать в удовлетворении иска о восстановлении на работе, поскольку в данном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия недобросовестных действий работника.

Читайте так же:  Добровольное возмещение судебных расходов

В КСК групп обратились собственник и генеральный директор торговой компании – официального дилера строительных материалов крупной немецкой компании. Поводом для обращения стал иск, инициированный бывшим генеральным директором. Суть спора заключалась в следующем. Бывший генеральный директор, не согласившись со своим увольнением, подал иск в суд с требованием о восстановлении на работе, выплате денежной компенсации за вынужденный прогул и взыскании компенсации за нанесенный моральный вред. Сумма иска достигала 4 млн руб. Требования были мотивированы тем, что он в день своего увольнения (17 апреля 2014 года) находился в ежегодном оплачиваемом отпуске. В качестве доказательства незаконного увольнения в суде был представлен приказ о предоставлении очередного отпуска от 16 апреля 2014 года.

Ознакомившись с материалами дела и проанализировав все документы, а также судебную практику, юристы КСК групп приняли решение доказать факт злоупотребления правом, для чего была четко сформирована позиция клиента и привлечен свидетель.

С учетом представленных доказательств, судом было установлено, что исковые требования бывшего генерального директора (далее – истец) не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В суд был представлен Протокол общего собрания участников об освобождении генерального директора от занимаемой должности. Истец принимал участие в голосовании по данному вопросу, поскольку на тот момент еще являлся участником общества, решение об освобождении от занимаемой должности было принято всеми участниками единогласно.

Ранее, в тот же день (17 апреля 2014 года) истец, не ставя никого в известность, оформил себе очередной отпуск с 17 апреля 2014 года по 17 мая 2014 года приказом от 16 апреля 2014 года, дав указание главному бухгалтеру подготовить приказ о предоставлении отпуска от 16 апреля 2014 года, который сам же и подписал. Данные обстоятельства были подтверждены свидетельскими показаниями главного бухгалтера. Таким образом, участвуя в общем собрании, истец уже находился в отпуске, но никого не поставил об этом в известность, сам принимал участие в голосовании и голосовал «за» по вопросу о прекращении своих полномочий как генерального директора.

Также было установлено, что истец собирался воспользоваться правом ухода в очередной отпуск с 19 апреля 2014 года. Данный факт отражен в протоколе общего собрания участников и в уведомлении участнику Общества, в котором также было указано о переносе общего собрания с 25 апреля 2014 года на 17 апреля 2014 года в связи с предполагаемым нахождением истца в очередном отпуске.

Данные обстоятельства подтверждают тот факт, что истец заранее планировал уход в очередной отпуск с 19 апреля 2014 года после проведения общего собрания участников 17 апреля 2014 года.

Таким образом, истец, используя свое служебное положение, оформив уход в отпуск «задним» числом, фактически создал основания для намеренного обращения с исковым заявлением к Обществу (далее по тексту – Ответчику) о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе и взыскании денежных средств в свою пользу.

Как уже упоминали выше, при рассмотрении дел о восстановлении на работе должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников, поскольку в указанном случае ответчик не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника (истца). В нарушение принятого общим собранием решения, истец, злоупотребив правом, намеренно издал приказ об уходе в отпуск в отношении самого себя, не предупредив об этом участников общества и вновь избранного генерального директора и, таким образом, намеренно создал правовые основания для предъявления искового заявления о восстановлении на работе и взыскании денежных средств.

Проанализировав установленные обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что увольнение истца является законным, порядок увольнения не был нарушен, со стороны истца имеет место злоупотребление правом, а поэтому оснований для удовлетворения требований о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула у суда не имеется. Что касается морального вреда, то, так как увольнение истца является законным, то и оснований для взыскания с ответчика денежной компенсации морального вреда нет, поскольку правомерными действиями ответчик не мог причинить истцу моральный вред. На основании изложенного, суд отказал истцу в исковых требованиях в полном объеме. Следует отметить, что решение, вынесенное судом первой инстанции, было поддержано и в вышестоящих инстанциях.

Таким образом, благодаря профессионально выработанной позиции юристам-консультантам удалось доказать факт злоупотребления правом со стороны бывшего генерального директора и как результат – добиться положительного решения суда для клиента.

Юридические последствия злоупотребления правом

Дата публикации: 19.04.2017 2017-04-19

Видео (кликните для воспроизведения).

Статья просмотрена: 5089 раз

Библиографическое описание:

Колтырин М. Н. Юридические последствия злоупотребления правом // Молодой ученый. — 2017. — №16. — С. 352-355. — URL https://moluch.ru/archive/150/42448/ (дата обращения: 16.02.2020).

Любое юридически значимое действие (бездействие) влечет за собой наступление тех или иных правовых последствий. Это относится как к правомерным, так и к противоправным деяниям. Злоупотребление правом также приводит к определенным юридическим последствиям.

Нормами ст. 10 ГК РФ установлено, что в случае злоупотребления правом арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. Таким образом, отказ в защите права является универсальной мерой и применим в равной степени к любым формам злоупотребления правом. Также в любой ситуации злоупотребления правом, если такое злоупотребительное поведение повлекло нарушение прав другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

В случае же злоупотребления правом в форме совершения действий в обход закона с противоправной целью, указанные последствия применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены ГК РФ.

Читайте так же:  Административный штраф по номеру дела

В юридической доктрине и судебной практике дискуссионным на протяжении длительного времени оставался вопрос о правовой природе отказа в защите принадлежащего лицу права. Необходимо также отметить, что в литературе было высказано мнение о невозможности существования такого юридического последствия как отказ в защите права. Так, С. В. Мусарский, высказывая такую мысль, ссылается на положения ст. 46 Конституции РФ, которая гарантирует каждому право на судебную защиту.

Кроме того, частью 3 ст. 56 Конституции РФ запрещается ограничение этого правила даже в условиях чрезвычайного положения. В соответствии с ч. 2 ст. 55 Конституции в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие указанную норму, за исключением случаев ограничения этого правила федеральным законом, когда это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Иные ограничения судебной защиты прав (в том числе в ГК РФ) не соответствуют Конституции РФ и потому не подлежат применению, представляют собой правонарушение в виде умаления права [5].

Тем не менее, отказ в защите субъективного права лицу, злоупотребившему своим правом, нашел своё закрепление в гражданском законодательстве и подлежит применению в определенных законом ситуациях.

Возвращаясь к анализу правовой природы отказа в защите права, следует отметить, что его принято рассматривать в трех аспектах:

1) как меру правовой охраны,

2) как способ защиты права,

Под правовой охраной чаще всего понимают меры, направленные на предупреждение правонарушений, устранение порождающих их причин и создание условий для беспрепятственного осуществления прав, а правовую защиту определяют как принудительный способ осуществления диспозиции правовой нормы, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами либо самим управомоченным лицом в целях восстановления нарушенного права [3]. Таким образом, меры охраны подлежат применению до нарушения субъективного права, а способы защиты — после правонарушения. Поскольку суд отказывает в защите права лицу только в случае несоблюдения им установленных пределов осуществления гражданских прав, т. е. уже при наличии установленного факта злоупотребления правом, можно говорить о несоответствии отказа в защите права категории мер правовой охраны. Исходя из этого, логично отнести данную меру к способам защиты права, однако в этом вопросе всё не так однозначно.

Т. В. Дерюгина считает некорректным признавать отказ в защите права одним из способов защиты прав, поскольку последние выполняют компенсаторно-восстановительную функцию, которые имеют целью восстановление нарушенного права либо компенсацию возникших неблагоприятных последствий, а ст. 10 ГК РФ, по ее мнению, носит самостоятельный превентивный характер, поэтому недопустимо одновременное применение судом санкции в виде совершения активных действий и отказа в защите права.

Тем не менее, в арбитражной практике применения судами ст. 10 ГК РФ содержатся выводы о том, что «отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление. Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям закона. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика» [4]. Таким образом, можно говорить о двойственной природе отказа в защите права, выступающего, с одной стороны, в качестве санкции для лица, злоупотребившего своим субъективным правом, а с другой стороны, — в качестве способа защиты прав потерпевшего от злоупотребительного поведения лица.

При подробном рассмотрении механизма наступления юридических последствий злоупотребления правом можно прийти к следующим выводам. Поскольку защита права имеет место только после его нарушения, то для отказа нарушителю в защите его права, оно сначала должно быть оспорено потерпевшим от действий этого лица субъектом. При этом сам по себе отказ в защите права не влечет каких-либо положительных «приращений» для пострадавшей стороны, происходит лишь пресечение недобросовестного осуществления субъективных прав нарушителем. Поэтому в литературе предлагается трактовать отказ в защите права как предварительную меру, позволяющую далее применять меры ответственности или иные способы защиты прав потерпевшей стороной, и, в зависимости от результатов совершенного злоупотребления правом, суду следует ориентироваться на специальные нормы ГК РФ о недействительности сделок, неосновательном обогащении и др. Данная позиция отчасти нашла своё отражение в новой редакции ст. 10 ГК РФ, которая теперь закрепляет возможность применения судом иных предусмотренных законом мер воздействия на правонарушителя.

Основанием приведенного выше вывода ВАС служат правила пп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ, устанавливающие, что предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если действия правообладателя, связанные с предоставлением правовой охраны товарному знаку или сходному с ним до степени смешения другому товарному знаку, признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией. Таким образом, при вынесении решения по конкретному делу арбитражным судом были применены как общие нормы ст. 10 ГК РФ, так и специальные нормы коммерческого права.

Другой пример, лицо подало исковое заявление в суд с требованием обязать ответчика восстановить положение, существовавшее до нарушения последним прав истца, выразившегося в разрыве тепловой сети здания, приобретенного истцом именно как отапливаемого нежилого помещение с намерением последующего использования в предпринимательской деятельности, что является существенным изменением обстоятельств, о которых истец на момент заключения сделки не знал и не мог знать. Суд квалифицировал действия ответчика как злоупотребление правом и обязал восстановить систему отопления нежилого помещения, принадлежащего истцу [6].

На основе приведенных примеров из судебной практики, можно заключить, что юридическое последствие злоупотребления правом в виде отказа в защите субъективного права лица не является самостоятельной правовой мерой и применяется либо наряду с другими способами защиты, либо, если законом предусмотрены иные последствия, не должно применяться совсем.

Читайте так же:  Незаконное привлечение к административной ответственности статья

На счет толкования конструкции «иных мер», предусмотренных законом и применяемых судом одновременно с отказом в защите права лицу, совершившему злоупотребление им, не существует единого мнения. Как видно из анализа материалов правоприменительной практики, суды в качестве иных мер применяют любые способы защиты и меры ответственности, какие только можно обнаружить в гражданском и смежном с ним законодательстве касательно определенных правовых ситуаций.

С позицией ученого нельзя не согласиться: пробелы и коллизии норм гражданского законодательства, а также некорректность формулировок, используемых законодателем в ст. 10 ГК РФ, не только создают трудности в толковании норм права, но и способствуют возникновению серьезных проблем в правоприменительной практике, в частности приводя к неправильному применению положений действующего законодательства. Подобные упущения законодателя могут спровоцировать неблагоприятные последствия в виде нарушения гражданских прав субъектов правоотношения вместо требуемой в тех или иных ситуациях правовой защиты.

Вследствие неопределенностей в трактовке норм ст. 10 ГК РФ в литературе высказываются предложения по установлению дополнительных санкций применительно к конкретным случаям злоупотребления правом. В частности, кандидат юридических наук В. А. Гуреев предлагает: «… предусмотреть правила, согласно которым акционер, злоупотребивший соответствующим правом, по решению суда должен лишаться на определенный период времени:

1) права на участие в общем собрании акционеров с правом голоса, а также права обжаловать принятые на нем в указанный период решения, либо

2) права доступа к документам общества» [2]. По мнению исследователя, предлагаемые меры, с одной стороны, призваны создать условия для укрепления правовой защиты от действий субъектов права по злоупотреблению своими правами, а, с другой стороны, отражают специфику защиты в акционерных правоотношениях.

Что касается возможности возмещения убытков, причиненных другому лицу в результате злоупотребления субъективным гражданским правом, то здесь вряд ли можно говорить о какой-либо специфике, обусловленной непосредственно таким явлением как злоупотребление правом. Обязанность нарушителя полностью возместить причиненный его противоправными действиями вред установлена ст. 1064 ГК РФ. И в случаях причинения ущерба посредством злоупотребления правом имеет место противоправное вредоносное деяние, что признается основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков. Таким образом, возмещение убытков, причиненных лицу в результате злоупотребительного поведения, нельзя рассматривать в качестве отдельного нового способа защиты нарушенного права. Это лишь один из множественной разновидности случаев возмещения вреда от правонарушения, не предусматривающих в принципе каких-либо особенностей реализации данного способа защиты права.

Подводя итог вышеизложенного, стоит подчеркнуть, что злоупотребление правом, как и любое другое юридически значимое действие, влечет за собой наступление определенных правовых последствий, основные из которых закреплены в ст. 10 ГК РФ. Однако именно нормы о юридических последствиях злоупотребительного поведения являются предметом дискуссий в цивилистическом сообществе. Несмотря на прочно сложившуюся в судебной практике тенденцию применения всего разнообразия «иных мер» к лицу, совершившему злоупотребление правом, вопрос о целесообразности расширительного толкования указанных положений ст. 10 ГК РФ остается открытым и требует скорейшего разрешения.

  1. Витрянский В. В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги. М.: Статут, 2016. 431 с. С.36–37.
  2. Гуреев В. А. Проблемы правовой квалификации корпоративного шантажа в акционерных правоотношениях // Юрист. 2008. № 4.
  3. Дерюгина Т. В. Пределы осуществления гражданских прав. — М.: Зерцало-М, 2010. С. 84.
  4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. № 2. 2009
  5. См.: Мусарский С. В. Обзор судебной практики применения норм о запрете злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ) (полный анализ всей судебной практики за 1995–2011 годы) // СПС КонсультантПлюс. 2011.
  6. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.09.2011 по делу № А33–16648/2010 // СПС «КонсультантПлюс».

злоупотребление правом

ФАС Уральского округа: Постановление № Ф09-6854/13 от 25.07.2013

Ответчику может быть отказано в судебной защите его прав

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А53-4066/2012 от 25.09.2012 пояснил, что отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

ФАС указал, что законом не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Гражданское законодательство исходит из принципа равенства участников гражданских отношений, закон не допускает злоупотребления правом, договор должен отвечать требованиям добросовестности, разумности и справедливости.

Одним из основополагающих принципов гражданского права является принцип эквивалентности в хозяйственных взаимоотношениях между его участниками. Отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление.

Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

При этом судебная практика основывается на том, что в случае злоупотребления правом при заключении договора данная сделка признается судом недействительной.

ФАС Северо-Кавказского округа: Постановление № А53-4066/2012 от 25.09.2012

ФАС Северо-Кавказского округа: Постановление № А53-27041/2011 от 13.08.2012

ФАС Западно-Сибирского округа: Постановление № А67-9053/2006 от 26.10.2012

Начисление договорной неустойки не является злоупотреблением правом

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-83/2013 от 12.02.2013 подтвердил, что начисление ранее оговоренной договорной неустойки за просрочку исполнения обязательств по договору не может рассматриваться как злоупотребление правом.

ФАС указал, что законом не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Учитывая презумпцию добросовестности и разумности поведения участников гражданских правоотношений, а также общие принципы доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность и добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное. Бремя доказывания лежит на лице, утверждающем, что его контрагент употребил свое право исключительно во вред другому лицу.

Читайте так же:  Неисполнение решения суда ст 315 ук рф

Как видно из дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, стороны договора установили, что за нарушение срока возврата имущества из аренды арендатор уплачивает неустойку в размере 0,1% от суммы годовой арендной платы за каждый день просрочки.

Доказательств, подтверждающих злонамеренность использования истцом предоставленных ему прав, ответчик в материалы дела не представил. Следовательно, оснований для признания действий истца злоупотреблением не имеется.

Суд разъяснил возможность удовлетворения негаторного иска

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А53-27041/2011 от 13.08.2012 подтвердил, что ввиду отсутствия документального подтверждения осуществления ответчиком препятствий в использовании истцом своего имущества, суды пришли к законному выводу об отсутствии условий для удовлетворения негаторного иска.

ФАС указал, что собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были связаны с лишением владения.

При заявлении негаторного иска, направленного на защиту правомочий владения и пользования имуществом, истец должен доказать наличие у него соответствующего вещного или обязательственного права на индивидуально-определенную вещь, факт нахождения данного имущества в его владении.

Также следует доказать противоправность создания ответчиком препятствий в осуществлении истцом правомочий по пользованию этим имуществом. При этом негаторный иск может быть удовлетворен лишь при доказанности, что чинимые ответчиком препятствия носят реальный, а не мнимый характер.

Третейское соглашение, заключенное с целью причинения вреда, является ничтожным

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А67-9053/2006 от 26.10.2012 отклонил довод о том, что третейское соглашение не является сделкой, в связи с чем оно не может быть признано недействительным.

ФАС отметил, что третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора. Между тем, законом не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Если при заключении договора стороной было допущено злоупотребление правом, данная сделка признается судом недействительной. При этом третейское соглашение, при заключении которого допущено злоупотребление правом, является ничтожным.

ФАС Уральского округа: Постановление № Ф09-7570/12 от 30.08.2012

Злоупотребление правом при заключении договора само по себе не влечет его ничтожность

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-7570/12 от 30.08.2012 уточнил возможность признания договора, совершенного вследствие злоупотребления правом, ничтожным.

ФАС указал, что для признания договора ничтожным необходимо установить сговор всех сторон договора на его недобросовестное заключение с умышленным нарушением прав иных лиц или другие обстоятельства, свидетельствующие о направленности воли обеих сторон договора на подобную цель.

Также необходимо установить понимание и осознание сторонами нарушения при совершении сделки принципа добросовестного осуществления своих прав, а также соображений разумности и справедливости, в том числе по отношению к другим лицам, осуществляющим свои права с достаточной степенью разумности и осмотрительности.

Применительно к рассматриваемой ситуации злоупотребление правами имело место только на стороне продавца по договору купли-продажи, но не покупателя. Между тем, злоупотребление правом должно иметь место в действиях обеих сторон. В связи с вышеуказанным в удовлетворении исковых требований было отказано обоснованно.

СКР предлагает установить термин «фиктивная компания» и ввести ответственность за ее регистрацию

Следственный комитет предлагает дополнить Гражданский и Налоговый кодексы РФ положениями, вводящими запрет на злоупотребление гражданскими правами. Речь идет об ответственности граждан не только за создание компаний через подставных лиц и по поддельным документам, но и за создание фирм, которые используются для так называемых «фиктивных сделок».

Об этом 31 октября в ходе ходе VIII Всероссийского налогового форума «Устойчивое развитие налоговой системы: вызовы и решения» заявил старший инспектор главного организационно-экспертного управления Следственного комитета РФ Георгий Смирнов. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

«В УК есть норма ответственности за предоставление заведомо недостоверных сведений, но прямая фальсификация налоговой отчетности применяется все реже, — пояснил Георгий Смирнов. — Все чаще используются схемы, основанные на фиктивных хозяйственных операциях. И у нас есть предложение зафиксировать это понятие -«фиктивная хозяйственная операция» — непосредственно в Налоговогом кодексе. Разделив их по аналогии с ничтожными сделками на мнимые и притворные. И предусмотреть право налоговых органов в случае выявления фиктивных операций не учитывать их в целях налогообложения».

Кроме того, представитель Следственного комитета предложил ввести понятие «фиктивной организации» и установить ответственность физического лица за ее создание или участие в руководстве. По замыслу Смирнова, такая ответственность, установленная приговором суда, должна будет ограничивать право гражданина на дальнейшие действия по регистрации новых организаций.

Закон провозглашает презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-78735/11-6-658 от 23.04.2012 подтвердил, что поскольку общество не представило доказательств того, что предполагаемым причинителем вреда, принадлежащее ему право, было использовано злонамеренно, с целью нанести вред ответчику, оснований для вывода о злоупотреблении правом не имеется.

ФАС отметил, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Из содержания приведенной нормы следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных законом пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам.

На основании презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений, а также общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.

Видео (кликните для воспроизведения).

При этом бремя доказывания лежит на лице, утверждающем, что управомоченное лицо употребило свое право исключительно во вред другому лицу.

Источники

Злоупотребление правом потерпевшего
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here